Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Игорь Синицын

Поездка в Афганистан

Ни для кого не секрет, что Афганистан не рекомендуется к посещению туристам, и популярные туристические маршруты обходят его стороной. По своему неблагополучию республика конкурирует с Эфиопией, Сомали и рядом других, преимущественно африканских государств. Большая часть экономики и инфраструктуры страны разрушена войной, а на их восстановление у действующего правительства нет ни денег, ни времени. Гражданская война, по сути начатая в далеком 1979 году, то затихая, то снова набирая обороты, продолжается и по сей день. Однако, несмотря на все её ужасы, путешественников можно повстречать и в этом экзотическом месте. Collapse )

Игорь Синицын

Плато Путоран. 1981 год.

1.1       Техническо описание маршрута

 

Сев. оконечность оз. Аян - р. Дулук-Икон - пер. на второй правый приток р. Нжракачи - р. Ниракачи -р. Чопка - первый правый приток р. Чопка - плато в верховьях притока.

23.04,81 в два часа дня по норильскому времени (разница с московским - 4 часа) вертолет МИ-8 высадил нашу группу рядом с избушкой на северной оконечности оз. Аян ( см. [8] ).

Изба весьма обжитая и уютная (ф. 2) Есть печка, Collapse )

В 15.30 двинулись на юг по озеру (ф. 3). Скольжение хо­рошее. Сделав три перехода по 40 минут, остановились на бивак в устье р. Дулук-Икон. На дереве рядом с устьем издалека заметна (блестит на солнце) металлическая табличка (ф. 4), оставленная пешеходной туристской экспедицией 1978 года.

Устье р. Дулук-Икон с севера заметно по выступающему в озе­ро поросшему лесом мысу.

На следующий день решили сделать два важных дела: во-первых заброску продуктов и бензина на вторую половину похода в район устья р. Амнундакта и во-вторых - разведку нехоженного ранее туристами каньона р. Дулук-Икон.

Три человека, взяв необходимое специальное снаряжение, пошли на разведку, а четверо, нагрузив в рюкзаки и саночки в общей сложности 100 килограмм продуктов, отправились по озеру Аян на юг.

С целью обеспечения безопасности, во-первых: были установлены контрольные сроки возвращения для обеих групп, во-вторых: каждая группа взяла с собой ракетницу с набором сигнальных ра­кет для подачи условного сигнала в случае необходимости, в-тре­тьих: поперек озера в районе палатки были поставлены маскировоч­ные вешки, чтобы в случае плохой видимости не проскочить мимо. На всякий случай каждый взял с собой дюралевый лист, пенопластовый коврик и теплые вещи.

В случае неожиданного ухудшения погоды группы должны были сразу же вернуться в лагерь.

Обе группы успешно справились со своими задачами: разведчики прошли каньон и обработали технически сложный участок (вырубили ступени и навесили веревку на замерзшем водопаде). Кроме того, они прошли вверх по р. Дулук-Икон до устья левого притока и пользуясь ясной, солнечной погодой просмотрели дальнейший путь в верховьях реки.

Группа заброски надежно закрепила на дереве мешок с продо­вольствием (см. ф. 5).

В 8 часов утра 25 апреля выходили вверх по р. Дулук-Икон (см. сх. 2).

Русло р. Дулук-Икон в устье довольно широкое. Чем выше, тем уже становится долина, постепенно переходя в каньон с отвесными скальными стенами высотой до 40 м (ф. 6 ). Очень красиво. Стены состоят из прямоугольных столбов темно-коричневого цвета. Все это чеюо напоминает старинный орган. Каньон заканчивается замерзшим водопадом (ледопадом)в 2,5 км от устья р. Дулук-Икон. Высота ледопада - 10 м. (Ф. 7).

Ледопад проходили следующим образом: сначала по правой кром­ке поднялись на ступень 1,5 м, затем влево - вверх по неявно вы­раженной ледовой полке. Для обеспечения безопасности были организованы перила, закрепленные за скальный выступ выше верхней кромки ледопада. По перилам шли на схватывающем узле, в кошках (ф. 7).

При обработке ледопада первым, для страховки использовались ледовые крючья, причем следует отметить, что трубчатые("ледобуры") и штопорные крючья практически не пригодны для натечного льда из которого состоит ледопад. Были использованы обычные, забиваемые мелкими, частыми ударами ледовые крючья.

Снаряжение использованное для прохождения ледопада: крючья ледовые - 2 шт., айсбайль - I шт., веревка основная - 50 м, кош­ки, грудные обвязки, репшнур 5 м - на каждого участника.

Саночки и лыжи вытягивали на двойном репшнуре (ф. 8).

Прохождение ледопада группой заняло 1,5 часа, примерно столько же времени ушло на обработку пути первым участником (произве­денную накануне).

Выше ледопада каньон уже не имеет такого величественного вида как раньше. Боковые стены имеют высоту всего 5-6 м. Однако русло реки здесь достигает минимального сужения -5 м,

Далее идет постепенное расширение долины реки. В русле - много камней, встречаются наледи.

В 5 км выше ледопада находится устье правого (орографически) притока, а еще в 2,5 км выше - устье левого (орографически) притока р. Дулук-Икон. Здесь заканчивается лесная растительность. Долина притока полностью безлесая. Шли ближе к левому по ходу бе­регу реки (здесь небольшие скальные выходы), так как над противо­положным берегом - снежные карнизы (ф. 9). В месте слияния двух истоков долина расширяется, и русло реки теряется. Отсюда уже видны склоны окружающих плато и просматривается путь на перевальное плато, ведущее ко второму (считая от устья) правому притоку р. Ниракачи. Шли на восток (магнитный азимут Ам = 70°). Ориен­тиром слева по ходу служат пологие заснеженные террасы в. 1284 м (ох, 2). Подъем пологий: до 10°, идти на лыжах легко. Погода портилась и мы решили разбить лагерь прямо на ровном плотном насте перевального плато, так как начинать в конце дня неизвестный спуск при ухудшающейся погоде нецелесообразно и опасно. Поставив палатку, построили снежную стенку (ф. 10).

Вскоре после остановки на ночлег ветер резко усилился, и во­круг началась "круговерть", длившаяся более суток. Идти в такую погоду очень опасно, поэтому используем один, из запланированных на случай непогоды, день и отсиживаемся в надежно защищенной от ветра палатке. Днем ветер несколько стих. Мы использовали это время для сооружения каменного тура (ф. 11) на перевале, через который еще не ходили туристы. Только на следующее утро к II часам наступила относительно тихая и ясная погода. На юго-востоке просматриваются склоны ущелья р. Ниракачи. Быстро собрались и вышли (сборы заняли менее получаса).

Почти сразу начался некрутой приятный спуск по припорошенно­му свежим снегом плотному насту. За 20 минут спустились в русло вт рого правого притока р. Ниракачи (сх. 2). Долина его узкая, много камней. Небольшие водопадики легко преодолеваются на лыжах (ф.12) Следует остерегаться снежных карнизов, нависающих местами над правым берегом.

Выйдя к р. Нжракачи попали в скальный каньон, поразивший нас своей величественностью.

На реке - много наледей, кашей. Попадаются интересные формы ледового рельефа, такие как , например, "вспучивание" льда по­среди реки (ф. 14)

Каньон незаметно кончился, и долина реки расширилась. Появи­лась растительность: ивовые заросли и отдельные лиственницы по берегам.

Затем началась широкая (во всю реку) наледь, приведшая нас довольно неожиданно к грандиозному замерзшему водопаду. Ширина верхней кромки - 100 м, высота водопада - 50 м. Натечный лед - чистого голубого цвета (ф. 15). После водопада - скальный каньон, на дне которого - сплошная гладкая наледь (ф. 16).

По правому склону (глубокий, рыхлый снег). Мы прошли от края ледопада 200 м до долины маленького ручейка, впадающего в р. Ниракачи справа (сх. 2). Ручей также образует замерзший отвес­ный водопад, но гораздо менее мощный основного. Высота его -20 м (ф. 16). После этого ледопада к наледи на р. Ниракачи ведет крутой (30° - 40°), каменистый снежный склон.

Весь этот путь просматривается с левой верхней точки основ­ного ледопада.

Спускались с помощью спусковых "крабов" (восьмерок) в кош­ках (ф.17). Верхняя страховка и дюльферная веревка закрепля­лись на дереве. Страховка последнего - схватывающим узлом на двой­ной веревке (см. [11]).

Лыжи и саночки спускали на веревке, с оттяжной снизу репшнуром. В конце веревку продернули прямо через дерево. Снаряжение, использованное при прохождении этого участка: веревка основная -50 м, репшнур - 70 м, беседки для спуска - 3 шт., спусковые "крабы" - 2 шт., карабины - 3 шт., грудная обвязка, кошки, кара­бин, репшнур 5 м - на каждого участника. Спуск занял два часа.

Вид снизу на ледопад еще величественнее, чем сверху: голубая отвесная стена, перегораживающая реку, в окружении мрачных чер­ных скал (ф. 18).

По праву первопроходцев решили дать ледопаду название "Киевский".

Ниже ледопада река течет в глубоком узком каньоне. С обеих сторон - черные скалы (ф. 19), которые местами сильно раз­рушены. Можно увидеть сказочные замки, башни, стены (ф. 20). На склонах много небольших ледопадиков. Следует остерегаться кам­ней, следы свежих падений, которых часто встречаются на сплошной наледи реки. Часто поверх наледи течет вода. Все время идем в кошках.

Через 1,5 км после ледопада "Киевского" - еще один ледопад. Он совсем не похож на первый. В этом месте река обрывается в уз­кую щель шириной 8 м. Высота ледопада - 12 - 15 м. С обеих сто­рон - отвесные скалы, поэтому обойти ледопад невозможно. У подножия ледопада - круглый скальный колодец, диаметром 8 м, с нависа­ющими черными стенами, выход из которого - щель, шириной всего 3 м. И сверху, и снизу ледопада наледи, по которым непрерывно течет вода.

Спускались по левой кромке ледопада (ф. 21, 22). Организа­ция спуска - такая же как при спуске с ледопада "Киевского". Закрепление дюльферной веревки и страховку организовали с помощью скальных крючьев. Для продергивания веревки после спуска последнего оставили наверху скальный крюк с петлей из тройного репшнура,

В процессе спуска веревка намокла и обледенела. Спуск занял 1,5 часа. Мы дали этому ледопаду название "Грот". Ниже ледопада продолжается сплошной извилистый каньон. Меняются только формы окружающих склонов и поверхности наледей, покрывающих русло. Ме­стами наледи заснежены и можно идти на лыжах, но мы идем в кош­ках, ожидая следующего ледопада. И он появился! В двух километрах ниже "Грота".

Здесь долина немного расширяется. Посреди - остров, порос­ший ивняком. Справа - река уходит в каньон шириной 8 м и обрыва­ется сначала ледопадом 12-15 м, затем ледовая терраса и опять ледопад высотой 8-10 м. Нижний ледопад снизу напоминает голову усатого кита. Очевидно, именно его в прошлом году видели туристы из г. Тулы, подходившие сюда с р. Холокит (см. [14]). Они назвали ледопад "Рыба-кит" (ф. 25).

Слева от острова протока уходит в щель, где всего одна сту­пенька ледопада высотой 2 м, а затем идет просто крутой спуск, забитый крупными камнями. Левый склон, окаймляющий долину - камнеопасен (видны следы недавно упавших камней).

Мы прошли левой щелью. Ступеньку ледопада обошли по простым скалам справа от него. Санки передавали из руте в руки (ф.23, 24). Под камнеопасным склоном проходили по-одному, с внимательным на­блюдением за склоном.

Ниже ледопада "Рыба-кит" река продолжает течь в каньоне. Много камней, В 1,5 км за ледопадом находится устье р. Ниракачи. По внешнему виду долин можно сказать, что р. Ниракачи крупнее р. Холокит и кажется, что р. Холокит впадает в р. Ниракачи, а не наоборот. В место слияния р. Холокит втекает через узкий каньон.

Река Холокит сильно петляет, долина узкая (до 80 м), каньон продолжается. Пройдя вниз по р. Холокит примерно I км останови­лись на ночлег. Найти площадку для палатки оказалось проблемой, так как на льду снега мало и он рассыпчатый, а берега - либо скальные обрывы - либо крутые склоны, поросшие лесом. Нашли место в небольшом заливчике, где было достаточно много плотного снега.

Следует отметить, что от ледопада "Киевского" до устья р. Ниракачи - почти нет пригодных для ночлега мест.

На следующее утро, подсушив у костра веревку и заледеневшие от ходьбы по мокрым наледям ремни кошек,двинулись вниз по р. Холокит.

Вышли с бивака в 11.00 так как накануне поздно стали лагерем (по причине позднего утренноего выхода из-за непогоды). Вначале шли по каньону. Характер каньона такой же как и раньше: нале­ди, ледовые бугры, отвесные скалы, местами камнеопасно. Затем каньон постепенно расширился, пошла довольно широкая долина. За полтора часа дошли до устья заметного правого притока, стекаю­щего с распадка между в. 976 и в. 1381. Пройдя немного вперед, увидели, что хорошо просматривается долина р. Холокит с окру­жающими горами и видна долина р. Чопка (ф. 26).

Река все расширяется (ф. 27), появляются галечные от­мели, которых становится все больше и больше. Снега очень мало: или голый лед, или голые камни. Движемся по узким полоскам снега вдоль то одного, то другого берега. Местами каменные россыпи, за­нимают всю ширину реки. Идти на лыжах очень тяжело, движемся медленно. Идти без лыж также неудобно (на наледях скользко, а кошки одевать нецелесообразно, так как участки наледей небольшие).

По берегу идти тяжело из-за множества кустов и деревьев. Все эти трудности отчасти компенсируются большим количеством кра­сивых минералов, валяющихся прямо под ногами.

Долина реки Чопка - это первая широкая долина справа (ф. 27). На р. Чопка снега больше, чем на р. Холокит. Пройдя вверх по р. Чопка (ф. 28) I км подошли к месту, где река представляет собой сплошную наледь (см. [15]). Остановились на ночлег рядом с границей льда и снега. Воду топили изо льда. Такая вода намного вкуснее.

На следующий день вышли в 8.00, войдя таким образом в при­вычный режим дня, нарушенный два дня назад непогодой на перевале.

Сразу от бивака идем в кошках. Санки за спиной совсем не чувствуются. Скорость движения больше 5 км/час. Движение на лыжах на этом участке было бы невозможно.

Долина первого правого (по ходу) притока (сх. 3) хорошо видна (ф. 29). В устье этого притока наледь на р. Чопка достигает 200 м в ширину (ф. 30). С реки виден ледопад "Неделя" (см. [15]) - голубая стена льда, перегораживающая долину (ф. 31).

Долина притока узкая, склоны заросшие лесом. На притоке до главного ледопада, есть еще три: первый - 8-10 м, узкий, извилис­тый ледопад, второй - 3-4 м ровный, широкий полукрут льда, тре­тий - 16-18 м узкий, прямой ледопад.

Ледопад "Неделя" - высотой 45-50 м, шириной 60 м (ф. 32).

Мы поднимались выше ледопадов по левому по ходу склону (ф. 33). Здесь глубокий снег, довольно густой лес и крутой склон (в одном месте - 40-45° наст). Поэтому подъем тяжелый. От устья притока до верха ледопада "Неделя" шли без лыж, в кошках. Выше ледопада - гладкая наледь шириной 100 м и длиной 150-200 м.

При движении от верховий притока к р. Чопка в плохую види­мость следует быть очень осторожным, так как если въехать на на­ледь на лыжах, то затормозить будет очень трудно: наледь очень гладкая и имеет уклон в сторону ледопада. Ветка, просто брошен­ная на наледь, проехала по ней 150 м и упала в самый низ.

Выше наледи по долине притока пошли на лыжах. В русле очень много камней. До границы леса дошли за 1,3 часа.

Выше границы леса - плотный, местами очень твердый наст. Долина постепенно поварачивает налево. Русло петляет. Подъем не очень крутой, каменистый (ф. 34). На правом по ходу склоне висят карнизы.

За два часа дошли до границы леса до слияния двух истоков. Над узкой долиной правого по ходу истока висят карнизы. Поэтому поднимаемся по левому истоку. Подъем стал круче. За час поднялись на плато и поставили лагерь, так как погода и видимость начали портиться.

Ночью было довольно холодно.


Ознакомиться с полным отчетом о лыжном походе на плато Путоран вы можете нажав здесь. Закончить чтение только данной технической информации вы можете на блоге Игоря Cиницына
. Видео продукция о путешествиях.

Игорь Синицын

Путешествие по горам Бырранга

       Морозным апрельским утром 1982 года группа туристов Киевского политехнического института в составе 7 человек, совершив 3-х часовый перелет на борту МИ-8 от ближайшего населенного пункта – города Хатанги, высадилась в среднем течении р.Журавлева, впадающей в  бухту М.Прончищевой. Таким нестандартным путем мы попали в начальную точку нашего 750-километрового путешествия по горам Бырранга, расположенных в северной части полуострова Таймыр. Collapse )Карскому морю в районе Гафнер-фиорда. Финишным пунктом маршрута был легендарный мыс Челюскин – самая северная точка Советского Союза. Теплое прощание с экипажем вертолета, добрые напутственные слова опытных полярников – и вертолет, сделав прощальный круг, скрылся в дымке небосвода. По традиции, хлебнув за успех проведенного мероприятия по глотку «Киевского бальзама», быстро поставили палатку, вскипятили чай и занялись подгонкой снаряжения, тарировкой одометров, упаковкой санок.

Погода отличная, ветра нет, ярко светит солнышко, абсолютная тишина. Однако, не затишье ли это перед бурей – барометр показывает снижение давления до
728 мм рт.ст. А в Косистом было 780! Тем не менее, время пошло и мы выходим на маршрут.

            Основная задача первого дня путешествия - пройти небольшой начальный участок маршрута и таким образом плавно войти в режим нагрузок, характерных для длительных лыжных переходов - ведь в Киеве всю зиму не было снега и для нас по сути этот поход ознаменовал собой открытие лыжного сезона. Наконец, мы в походном снаряжении и рвемся в путь. Мороз крепчает - когда после первых пройденных километров остановились на бивак, температура упала до -30°С. Несколько раз прихватывало то руки, то ноги, то лицо.      

        Одной из наиболее сложных задач путешествия была проблема правильного ориентирования для выбора направления движения по маршруту – ведь вокруг на многие сотни километров простиралось необозримое пространство заснеженной горной тундры с плохо заметными очертаниями рек, слабо выраженными горными хребтами. Все это существенно усложнялось отсутствием достаточного объема точного картографического материала из-за малоизученности района путешествия. Руководителю группы – Игорю Синицыну, приходилось каждый раз тщательно прокладывать маршрут на местности, сверяя направление движения по карте с помощью компаса и прибора-счетчика пройденного расстояния – одометра. Об этом весьма полезном изделии необходимо рассказать подробнее. На санки-волокуши на специальном кронштейне крепится обычное колесо небольшого диаметра. Закрепленный на этом же кронштейне счетчик оборотов колеса с помощью заблаговременно проведенной тарировки позволяет легко по числу оборотов определить длину пройденного пути. А это в свою очередь существенно облегчает определение своего месторасположения на карте.


На санки крепилась и запасная лыжа – к счастью, за весь маршрут она так и не понадобилась.   

              Тактика передвижения в этом лыжном путешествии предусматривала многофункциональное использование пластмассовых санок-волокуш. Размещая наиболее тяжелую часть снаряжения и продуктов на этих санках, мы тем самым имели возможность существенно облегчить вес рюкзаков. А это, с одной стороны, привело к существенному снижению физической нагрузки на каждого участника, а с другой – позволило заметно повысить среднюю скорость движения и в конечном итоге увеличить преодолеваемый за день отрезок маршрута. Собственно режим передвижения предусматривал 50-минутный активный переход и последующий 10-минутный отдых. Тем не менее, несмотря на относительно небольшой вес рюкзаков и ровный ритм передвижения, после каждого перехода участникам приходилось надевать теплые куртки («пуховки»), чтобы за время непродолжительного отдыха «не остыть» и не исключить на каждом последующем этапе перехода начальный период «втягивания» в требуемый темп движения. Подобно стайке пингвинов участники группы, усевшись кто как мог на рюкзаках, пенопластовых ковриках и санках, и развернувшись спиной к ветру, коротали спокойные минуты непродолжительного привала. Эффективная защита от ветра требовалась также и палатке – имея большую площадь боковой поверхности, а значит значительную парусность, походная палатка имела все шансы быть унесенной шквальными порывами ветра. Собственно боковые оттяжки палатки, первоначально прикрепленные к насту дюралевыми колышками, затем окончательно «пришпиливались» лыжами. После этого начиналось строительство ветрозащитной стенки.


Благо для этого имелось неограниченное количество строительного материала. Этим материалом был обыкновенный снег, утрамбованный ураганными ветрами до состояния жесткого наста – по такому снегу вполне возможно ходить, не надевая лыжи. Как правило, при строительстве ветрозащитной стенки для подготовки снежных блоков достаточно эффективно можно использовать дюралевый лист – с его помощью выполняется три вертикальных реза, а последним движением может быть либо удар ногой в основание очерченного снежного блока, либо его подрезка в нижней части тем же листом. Но порой попадался настолько плотный наст, что «осилить» его могла только снежная ножовка – при попытке вырезать снежный блок дюралевый лист попросту гнулся и вполне мог сломаться. Первый ряд блоков аккуратно выстраивался вокруг палатки полукругом, а каждый блок следующего по высоте ряда связывал два снежных кирпича ряда предыдущего. Ветрозащитная стенка при этом получалась прочной и устойчивой, а благодаря ее прикрытию в палатке практически не ощущается какого-либо движения воздушных масс. В процессе многодневного похода и многократного возведения ветрозащитной стенки сама собой произошла узкопрофильная специализация строителей – у кого-то лучше получалось вырезать кирпичи, как например, у Володи Скрипченко, а вот у Гены Гаузнера хорошо спорилось с возведением стенки. Но, тем не менее, такая специализация никоим образом не исключала возможность в случае необходимости смены ролей и подключения к строительству других участников группы. Высоту защитной стенки для установленной на время обеденного перекуса палатки ограничивали двумя рядами снежных блоков, но вот на ночь верхний уровень выстроенной стенки мог достигать конька палатки. Не всегда сила ночных порывов ветра была адекватна затраченной на строительство снежной стенки энергии, но зато нам практически никогда не приходилось ночью выбирать из нагретых собственным теплом спальников для того, чтобы укрепить либо достроить стенку, недостаточно надежно защищавшую палатку.          

      

          Для избежания обморожений, особенно при встречном ветре, надежной защиты требовало также лицо – то ли с помощью ветрозащитной маски (попробуй угадать, кто скрывается за этой маской?), то ли отороченным мехом капюшоном штормовой куртки, как это делал наш товарищ – кинооператор Слава Абрамов. 

          Когда, наконец, палатка установлена и надежно раскреплена, каждому не терпится поскорее «нырнуть» в середину походного дома. А там совсем другая атмосфера - атмосфера защищенного пространства и уюта. Слышен ровный гул работающего примуса, Володя Кропочев нарезает на порцайки обеденный кусок сала, по справедливости делятся сухофрукты. Неторопливо попивая чаек, друзья ведут неспешные беседы о том и сем, начиная с разбора успешно пройденного этапа, продолжая обсуждением литературных опусов в собственной трактовке (“А набрось-ка, братец Елдырин, на меня пуховку!” и заканчивая философскими диспутами. Но постепенно, с каждым пройденным переходом и пережитым днем наши разговоры все больше замыкаются на всеми любимую тему насчет «пожрать». Блаженство и умиротворенность – вот, пожалуй, наиболее точные характеристики такого состояния.

         Но снова в путь – зовет нас вперед к заветной цели незаходящее полярное солнце. Порою в безветренную погоду солнышко может пригреть так, что можно смело подставить его ласковым лучам спрятанное не за одной одежкой тело – так, как это сделал Гена Гаузнер. А учитывая характерный и неизбежный для походной диеты авитаминоз, лучший способ для синтеза в витамина D нельзя и придумать. Кстати, именно так и происходит синтез этого витамина в организме белого медведя – через пустотелые шерстинки медвежьей шкуры солнечные лучи как по оптическим волокнам достигают поверхности тела животного.

       Что более всего поражает в этом причудливом мире заснеженных гор и скованных морозом рек в безветренную погоду – это абсолютная тишина, которую периодически нарушает легкое поскрипывание скользящих по поверхности окантованных лыж. «Белое безмолвие» - пожалуй, более точного определения писателя тому, что видишь, сложно придумать. Нельзя сказать, что это как-то по-особому угнетающе действует на человека. Но мы, горожане, это особенно остро воспринимаем. Нам попросту не хватает шума и звуков – тихого шелеста листьев на стройных деревьях и низкорослых кустарниках, веселого журчания бегущего ручейка, задорного пересвиста вернувшихся птиц и низкого гула в верхушках сосен. Эти звуки здесь никогда не зазвучат, а значит, этот край навсегда останется для нас страной «белого безмолвия».

         Постепенно, переход за переходом, мы приблизились к одной из наивысших точек массива Бырранга – вершине 1146 м, на которую было запланировано восхождение. Оставили провиант в снежной пещере, которую вырыли неподалеку от палатки в снежном надуве. Заложили мешки санками, а вокруг и сверху снежными кирпичами. Медведей и волков пока не встречали, поэтому опасение вызывают лишь песцы – мелкие воришки и любители легкой добычи. За три часа ходового времени подошли к вершине и стали лагерем. Игорь Синицын и Олег Ревин сходили на разведку, чтобы предварительно наметить путь восхождения.

       На следующий день перед восхождением поднялись пораньше, Андрей Спирин приготовил завтрак и в 6 часов мы уже были на маршруте. Погода благоприятствовала быстрому движению по намеченному пути. Вскоре пришлось сбросить лыжи и надеть кошки. Подъем занял около 2-х часов, местами было весьма круто. Собственно вершина представляет собой довольно протяженное плато, посредине которого установлен триангуляционный знак, обозначающий месторасположение собственно вершины. А с плато открывается великолепная панорама окружающих гор. Однако ветер усилился, небо стало затягивать пеленой. Мы сфотографировались, сняли записку шестилетней давности (1976 года), убедившись в том, что не так часто посещают туристы здешние места. Прикрепили к стальной треноге барельеф нашего вождя и учителя товарища Ленина и начали спуск вниз.

         Очень похожим на это восхождение был подъем на г.Ледниковую – второй по высоте вершины гор Бырранга. Вначале погода была неважная, но примерно через несколько часов после начала восхождения погода прояснилась – природа как бы способствовала успешному переходу. Продолжая движение вверх по долине, подошли к развилке, откуда было удобно совершить восхождение. Поставили палатку, Олег Ревин остался в лагере, а остальные члены группы вшестером двинулись на вершину. Подниматься пришлось по камням, что оказалось весьма чревато для важнейшего элемента походного снаряжения – бахил. Кому не приходилось сталкиваться с таким снаряжением, нужно объяснить. Смело можно сказать, что бахилы – один из важнейших элементов любого лыжного путешествия – представляют собой такие большие мешки, пошитые из прочного капрона, которые надеваются сверху на ботинки. У них несколько основных функций – препятствовать попаданию снега вовнутрь ботинок, защищать собственно ботинки от таящего на их поверхности снега, и, наконец, внутри бахилов формируется собственный микроклимат с более высокой по отношению к наружной температурой, что способствует сохранению тепла и уменьшает риск обморожений. В высшей точке сфотографировались, оставили записку и рванули вниз. Спуск занял около часа. В лагере у Олега был приготовлен горячий чай, мы быстро перекусили, оперативно собрали рюкзаки и продолжили путь. Пришлось сильно покарячиться, пока взошли на перевал Толля. Напрягаться пришлось из-за рантклюва с большой крутизной. Местами приходилось использовать ледоруб, облегчая себе маршрут вырубленными в ледовом склоне ступенями. Поэтому сначала занесли наверх рюкзаки, затем челночным способом вытянули санки. На перевале, следуя славной традиции горных туристов, мужики получили по порцайке шоколада – удовольствие неописуемое. По случаю успешного преодоления сложного участка маршрута заночевать решили прямо на перевале - поставили палатку, устроили праздничный ужин в честь 112-й годовщины со дня рождения товарища Ленина.

          С перевала Толля, вволю налюбовавшись прекрасным панорамным видом на окружающие вершины, начали быстрый спуск в долину реки Холодной. Катили вниз по долине реки и поэтому спуск доставлял огромное удовольствие. Санки, правда, норовили обогнать и броситься наперерез. Много хлопот доставлял и неожиданный переворот санок – на любом бугорке они высоко подпрыгивали, а приземлиться могли уже кверху брюхом. Это тормозило спуск и, естественно, снижало уровень адреналина в крови. К концу ходового дня был пройден значительный участок пути, поэтому на бивак стали достаточно рано.

        Массив Бырранга – это протяженные горные плато с практически плоскими вершинами. Такой характерный вид за полярным кругом имеют многие горные районы, в частности, и плато Путорана на Таймыре. Формирование такого рельефа произошло при движении ледника, имевшее место в этих краях около 20 тысяч лет назад. Сам район нашего путешествия представляет огромный интерес для исследователей различного профиля – географов, гидрографов, метеорологов, этнографов и др. В этих краях было проведено немало научных экспедиций, каждая из которых внесла свою лепту в копилку знаний об этом регионе. Одна из таких экспедиций состоялась в 1968-1969 г.г. под руководством известного полярного исследователя Семена Говорухи. Нам удалось побывать в полевом лагере этой экспедиции, вернее, увидеть то, что осталось от этого лагеря. Перед нами открылось грустное зрелище – сломанные алюминиевые дуги каркасов палаток, разбросанные ящики (из-под пива “Оболонь”), пустые бочки из-под горючего. Олег Ревин нашел дымовую шашку, взяли ее с собой для отпугивания белых медведей. Правда, как пользоваться этой шашкой никому толком не было известно. Но это неважно – главное уверенность, что это возможно. Прихватили из лагеря в качестве сувенира и сковородку. Спустились с ледника, остановились на ночлег, мороз -35°С. Ртуть в градуснике у нашего метеоролога Андрея Спирина замерзла. Но это не помешало нам напечь блинов и с удовольствием их съесть. Спать пришлось ложиться в промерзшие спальники.

       С утра солнце, опять потеплело. Мы начинаем спуск в долину реки Жданова. Слава Абрамов снимает отличные динамичные сцены для кинофильма. После непродолжительного обеденного перерыва продолжили движение по долине. Погода по-прежнему отличная, мы продолжаем движение к водоразделу. Подъем пологий, затяжной. Несколько раз пересекали следы куропаток и леммингов, а так больше ничего живого и не попадалось. За два перехода были на высшей точке водораздела. Спуск в долину реки Посадочной занял около 40 мин. Но какая великолепная долина – просторная, ровная – может и название ее от этого происходит. Мы покидаем горы и наш курс – на Гафнер-фиорд. Кругом безбрежное пространство полярной тундры, горы остались далеко позади. К вечеру подул легкий ветерок, но благо, что попутный. Вот так – шаг за шагом, километр за километром, след в след за ведущим группу руководителем двигались мы по направлению к Карскому морю. Перед финишным рывком к Гафнер-фиорду остановились на плановую дневку – так называется день отдыха на маршруте. Дневка оказалась очень кстати – можно заняться кройкой и шитьем, то есть ремонтом снаряжения, а также готовкой и употреблением жрачки. В такие редкие дни отдыха можно и поспать подольше. Сварили с утра картофельные хлопья, поели, теперь сидим в палатке, бакланим. Ждем очередного приема пищи. Вот так и дневка проходит. Весь день ели, пили, штопались.


Спать легли пораньше. Ночь прошла относительно спокойно – ведь ветрозащитная стенка у нас была капитальная!

        Утро следующего дня выдалось безветренным. Собрались довольно быстро и в половине седьмого вышли на маршрут. На одном привале позади себя в 200-х метрах увидели пасущегося северного оленя. Он спокойно пощипывал ягель, не обращая на нас никакого внимания. Мы, правда, находились с подветренной стороны. Продолжаем движение, по-прежнему не спеша, хотя ведущим сейчас идет Андрей Спирин. Стали часто попадаться следы оленей, а вот песец исчез. На одном привале откопали из-под снега ягель и получили по дозе витаминов. За день прошли около 30 км. Завтра 1 мая – День международной солидарности трудящихся. Первомайский праздник был отмечен удвоенной пайкой жрачки. После такого завтрака тяжеловато было идти. Заночевали возле второй избы, где нашли ракетницу, правда, без боевых зарядов. Изба была брошена 4 года назад, причем создалось впечатление, что это было сделано наспех. После повторного обследования избы нашли схему Гафнер-фиорда.

         И вот, наконец, мы дошли до Гафнер-фиорда, а на следующий день вышли к его устью (горловине). Слева от места впадения залива в Карское море высился огромный тур, сложенный из плоских булыжников, справа - заброшенное зимовье, а прямо перед нами открывались безбрежные заснеженные просторы Серного Ледовитого океана.

       От этой точки начинается третий этап нашего путешествия – поход по побережью Карского моря к мысу Челюскин. На обед устроились в избе-рыбточке, раскочегарили печку. Сидим и млеем на шаровом сахаре. До 2-х часов готовили обед, потом ели и вели неспешную беседу. Так сильно протопили печку, что то и дело приходилось открывать дверь для свежего холодного воздуха. На ночь расположились на нарах, хорошо просушили вещи.

           Долгое время погода нас радовала, но настал час – и все в одночасье изменилось. Поднялся сильнейший ветер, но благо, что он был попутным. Лыжный бег доставлял море удовольствия. Сквозь затянувшие небо облака пробивалось полярное солнце. Завхоз существенно усугубил пайку продуктов – чуть ли не в 2 раза увеличил объем суточного рациона. По приемнику услышали, что самая низкая температура на территории Советского Союза – на севере Таймыра, то есть там, где мы находимся в настоящее время. А мы не просто на Таймыре – мы на берегу Северного Ледовитого океана. Целый день двигались по заливу Толля. Встречались огромные и необычайно красивые торосы причудливой формы, фотографировались на их фоне. На мысе Могильном побывали на могилах офицера Жохова и кочегара Ладоничева – участников экспедиции 1914 года, погибших во время зимовки. Покосившиеся кресты на погосте – как немые свидетели разыгравшейся много десятилетий назад трагедии.

Воздав дань памяти отважным исследователям сурового северного края, мы продолжили путь к мысу Челюскин. Спустя какое-то время над нами пролетел вертолет, сделал круг и полетел дальше в сторону Диксона. Это были первые люди, которых мы увидели за все время нашего многодневного похода. До вечера успели сделать еще 2 перехода, преодолев за день в общей сложности около
35 км. Погода по-прежнему пасмурная, температура около 12° С мороза. После второго перехода в небе появился вертолет. И так несколько раз.

        С утра сильный ветер, но великое благо, что попутный. Видимость слабая. Во время одного из переходов мы впервые пересекли след белого медведя. Отпечаток лапы был размером с большую сковородку марки “Tefal” – того самого, который “завжди думає про нас”. Темп движения заметно возрос и как результат этот день был отмечен 40-километровым переходом. А вот на следующий день 9-го мая после утренней двойной порции каши по случаю дня Победы и пройденного 20-километрового участка увидели перед собой вдалеке какие-то хозяйственные постройки, путь к которым пролегал вдоль накатанной вездеходом дороги. Погода была отменная, светило яркое солнце. Наверное, это и есть финиш нашего лыжного  путешествия – мыс Челюскин! С Победой, дорогие товарищи!    

 Всегда Ваш,

Игорь Синицын
 

                           


Игорь Синицын

Пингвины – отличные ребята

Пингвины – отличные ребята

Беседовал Сергей КАНЕВСКИЙ, фото Виктора СКРЯБИНА

Совладелец фирмы «Экотех» Игорь Синицын никогда не пользовался услугами туристических агентств. И при этом объездил полмира, бывал на Северной Земле, Чукотке и даже в Антарктиде.

Игорь Синицын
— Игорь Петрович, после лета пора поговорить о чем-нибудь прохладном. Collapse )
Игорь Синицын

Дневник. Камчатка. Часть 1.

Краткие письменные заметки к фото-видео экспедиции по Камчатке.

 

Участники экспедиции:

 

Игорь Петрович Синицын – руководитель экспедиции

Владимир Каушан – оператор

Владимир Конюхов (Джон) – полная подготовка меню, сублиматов, контроль и составление рациона, маршрутизация

Юрий Косин – фотограф

Сергей Кириченко - завхоз

Виталий Билоконь – бухгалтер

Евгений Родин – аптекарь, летописец

 

Примечание: именные и цифровые описания рельефа и климатических показателей даны ориентировочные и могут содержать ошибки.

 

29 марта

 

Утром вылет из Киева Аэрофлотом (билет туда-обратно 640дол.). В 11:00 – в Москве. Бесплатным автобусом едем в Шереметьево 1 (10 минут езды). Ужасный аэропорт. Бесплатных тачек нет. Зала ожидания нет (несколько занятых скамеек). Ждем 4 часа.

Летим на Иле восемь с половиной часов.

 

30 матра

 

9 утра приземляемся в аэропорту Елизово (25 км от Петропавловска). Нас встречает Таня с агентства с водителем на микроавтобусе. По дороге из аэропорта регистрируем маршрут и участников экспедиции у пограничников и в тур бюро. Снимаем двухкомнатную квартиру в центре за 1300 руб. в сутки. Квартира без ремонта, но в очень удобном месте, нас устраивает. Рядом много магазинов, базар. Докупаем продукты, пробуем рыбу.

Вечером нас посетил директор агентства, который на следующее утро заказывает нам 3 снегохода.

 

31 марта

 

В 9 утра выезжаем на том же микроавтобусе в то место, где нас ждали 3 снегохода. Заброска на 3-х снегоходах вместе с микроавтобусом (мы на нем проехали от Петропавловска 30 км) нам обошлась в 24000руб. Снегоходы импортные, к каждому приделаны сани, в которые мы складываем вещи, и укомплектовываемся сами. Трое из нас усаживаются за водителем. Одеваем все ветровое снаряжение. Снегоходы забрасывают нас на 60 км к подножью вулкана Мутновский в избу вулканологов. Ехали около 6 часов, задыхались выхлопными газами (те, кто сидели в санях), нас забрасывало снегом, были все мокрые и последние 2 часа заброски уже начали замерзать. Сани сварены из железного профиля, очень жесткие, набили много шишек и синяков. Сидящим в санях необходимо быть в постоянном напряжение, держаться, чтобы не выпасть на очередном сугробе. Снегоход в среднем едет 20 км в час, максимум разгоняется до 40-50. После прохождения большей половины пути начинается непогода, ветер, снег, видимость очень ограничена, рельефа не виден. Первым шел снегоход, где за водителем ехал Петрович, они также тянули сани с рюкзаками. Я ехал во вторых санях. Вдруг, вижу, первый снегоход с санями просто пропал. Наш водитель успел затормозить на краю карниза. Подбегаем к краю: внизу лежит снегоход Петровича, сани в стороны, Петрович и водитель вроде шевелятся. Высота карниза – метров 7. Спускаемся к ним. Слава богу, все живы и цела, не считая довольно сильного ушиба грудной клетки у Петровича. У снегохода погнут руль и в санях погнулось крепление к фаркопу. Общими усилиями выровняли неполадки. Благополучно добираемся до избы. Погода под вечер наладилась. Изба занесена, причем изнутри. Дверь открыть невозможно. Виталик пробует пробраться через мансарду. Безрезультатно. Аккуратно вынимаем небольшое окно, расчищаем дверь и проникаем в избу. Избушка хорошая, на 5 спальных мест, есть каменная печь. С крыльца виден вулкан Горелый, что напротив Мутновского, они оба дымят.

 

1 апреля

 

Утром выходим на Горелый. Шли до кратера часов 7 длинным траверсом. Идем в снегоступах. Сложных участков не было. Погода отличная. По пути обошли два небольших кратера. К главному кратеру дошли часов к 17:00. Вид фантастический. На дне кратера – кислое зеленое озеро, около 500 метров в диаметре. Стены кратера отвесные, уходящие к озеру на глубине около 200 метров. Озеро парит. На стенах кратера постоянная фумарольная активность. Дышать тяжело. Решаем поставить палатку на краю кратера и пообедать перед спуском. Пока ставили палатку, дыхание усложнилось. Начала раздражаться слизистая, я постоянно чихал, немного кружилась голова. Солнце быстро заходит за край стены кратера. Вместо обеда соглашаемся только на чай, чтобы быстрее уйти от этого прекрасного, но удушливого места. Чай на вкус отвратительный, это и понятно, снег брали прямо у кратера. Хорошо, что выпили мы его не много – позже в институте вулканологии нам рассказали, что топить снег на вулкане нельзя – в нем вся таблица Менделеева собрана, были случаи отравления вулканологов. Интоксикация дает о себе знать, мы становимся раздраженными и хотим быстрее спуститься. Каушан делает съемку, и мы быстрым темпом идем вниз. До избушки добрались с наступлением темноты, около 21:30.

 

2 апреля

 

Утром выходим в Каньон Опасный. Достигли южной стены. Рельеф скалистый и обрывистый, нащупываем спуск – безрезультатно. Высота стен порядка 100 метров. Попытались спуститься по ручью – напоролись на стену. Решаем идти ниже в долину. Наконец, безопасный спуск – мы на дне каньона. Погода наладилась, вышло палящее солнце. Идем вверх по белоснежному дну каньона, как по сковородке. Довольно жарко. Нас окружают скалистые стены, окрашенные как слоеный пирог в белые, красные, бурые, черные, желтоватые цвета, увенчанные жандармами, вулканическими бомбами. Прошли каньон до куда смогли, дальше сужение. Ставим палатку на обед. После обеда без рюкзаков в кошках прошли максимально возможно до сужения каньона и увидели замерзший водопад. К избушке вернулись тем же маршрутом. Добирались уже в темноте, в 22:00 были на базе.

 

3 апреля

 

Выходим на вулкан Мутновский. Идем не по традиционному пути, а по краю южной стены каньона Опасный. Планируем зайти внутрь кальдеры. За километр до захода в кальдеру делаем привал на каменной площадке. Нам открывается прекрасный вид на вулкан Горелый. Вид дополняет вертолет, который внезапно поднимается перед нами на расстоянии 500 метров и приближается к нам, намереваясь приземлится на площадку нашего привала. Освобождаем ему место. Оказывается, вертолет забросил лыжников на вершину вулкана и теперь дожидается их здесь. Пытаемся договориться поднять нас на 15 минут над кратером для съемки. Нам отказывают из-за недостатка горючего на внеплановые вылеты. Вертолет вмещает 20 лыжников и стоит 84 000 руб. за час полета. Ожидание не оплачивается. Мы поднимаемся дальше. Успешно траверсируем лавиноопасный склон и попадаем в кальдеру. Еще час ходьбы и мы на дне кратера. Опять на нас обрушивается резкий запах серы, однако здесь он переносится лучше, чем на Горелом. Пред нами открываются многочисленные фуморолы, затмевающие белым паром голубое небо, на южной стене  - красивейший голубой ледопад. Наслаждаемся видами, обедаем, снимаем. Возвращаемся на базу к 20:00. Джон по приходу ощущает сильный дискомфорт в левом глазу. Оказывается, он два дня ходил без очков – загорал. Снежная слепота. Прикладываем чайные примочки.


 

4 апреля

 

Пурга. Решили потренироваться строить пещеру. Построили пещеру за домиком, попили там чайку. У Джона отказывает второй глаз.

 

5 апреля

 

Отличная погода. Наша цель – вулканоэлектростанция, откуда мы, возможно, попробуем выйти к океану при хорошей погоде или на снегоходах вернутся в исходную точку, откуда нас начинали забрасывать к подножью вулкана Мутновский, а затем на автобусе в Петропавловск и готовится к поездке на север. Поднялись на перевал. Отсюда уже видна станция. По прямой до нее 5 км. Траверсируем склон, постоянно опускаясь в распадки и поднимаясь из них. Подходим к небольшой фумароле и останавливаемся на обед. После обеда преодолеваем очередной небольшой перевал и спускаемся к довольно мощной фумароле. Сильная струя пара поднимается выше 20 метров. Преодолеваем еще три перехода и подходим к станции. На окраине поселка нас встречают лающие собаки, не хотят пускать чужаков. Встречаем мужичков возле первой теплушки. Они нам рассказывают немного о поселке. На станции живет около 60-ти человек. Есть метеостанция. На ней живет старенький метеоролог, очень гостеприимный, сделал нам ванну из теплого источника. Станция вырабатывает электричество для некоторых районов Петропавловска, используя энергию теплых источников вулкана. Рядом со станцией есть очень благоустроенная гостиница, 2000 руб. в сутки с человека. Говорят, гостиницу построил Чубайс и станция тоже приватная и принадлежит ему. Останавливаемся в общежитии по 460 руб. с носа, Общежитие – это спаренные бытовки в два этажа. На улице -15, в общежитие  +30, батареи раскалены, из крана в туалете течет кипяток. Вот, что значит жить на горячих источниках: не смотря на отдаление от цивилизации проблем с электричеством и горячей водой нет совсем. Отогрелись. После общения с метеорологом понимаем, что выход к морю в бухту Жировая становится призрачным - ожидают пургу. Решаем возвращаться в Петропавловск, так как, если начнется буря, то есть вероятность просидеть на станции неделю. Возвращаться на снегоходах нет возможности (да мы особо и не горели желанием, после помятых боков и удушливых газов), так как они к нам просто не доберутся, а те, что доберутся, будут в полтора раза дороже предыдущих. Пытаемся договориться с местной вахтовкой – бесполезно. Еще из Киева Петрович у знакомых взял телефон человека в Петропавловске, к которому советовали обратиться в случае необходимости. Пытаемся использовать все шансы. Позвонив по имеющемуся номеру, Петровича переадресовывают еще два раза. Финальной персоной, согласившейся помочь, оказывается некий Владимир Иванович (загадочный мужик, который спасал нас и не раз, более того, оказался мужем замечательной женщины, с которой Петрович проработал не один год в Киеве в КПИ.....но обо всем этом мы узнаем только в конце путешествия). Итак, Владимир Иванович вызвался помочь и найти транспорт, который в эту пору приближающейся пурги согласиться забрать нас со станции в Петропавловск.

Полны надеждами, ложимся спасть.

 

6 апреля

 

Ждем звонка от Владимира Ивановича. Пока решаем сделать небольшой выход к горячим источникам Дачные. Доходим до источников. Отличная фумарольная активность наблюдается в небольшой низине. Земля под ногами кипит, снега нет, вязкая желто-красная грязь, из которой сквозь камни пробиваются сотни струек пара. В земле и в камнях бурлящие лужи. Набираем в чайник снег и ставим его в луже, снег быстро таит, вода очень горячая, но до кипения не доходит. Завариваем чаек – пить можно. Около двух часов дня получаем звонок от Алексея по просьбе Владимира Ивановича. Алексей говорит, что высылает за нами Урал, за рулем Игорь. Цена 17 тыс. рублей (дешевле снегоходов). Эта новость нас очень обрадовала. Идем на станцию и ждем Урал. 9 часов вечера, машины нет, приехал вездеход, привез смену на станцию. Мужики говорят, что ехали 9 часов (длина маршрута 60 км). Один из мужиков дает Джону (которому уже лучше) специальную мазь от снежной слепоты. Мы начинаем опасаться за наш Урал. Мы его уже почти не ждем сегодня. И вот, о чудо в 12 ночи он приехал. В бытовку заходит мужичок небольшого роста в камбезе, лет до 40, в очках, лысоватый, с некоторым оттенком интеллигентности на лице. Говорит, что он Игорь, что дорога тяжелая, что ехал к нам 10 часов, что застрял на перевале, что нужно быстро выезжать обратно, несмотря на ночь и его усталость, но погода портится и нужно ехать. Выезжаем через пол часа. Кабина удобная. Ощущения как ночью в самолете: за окном ничего не видно, постоянный гул мотора, Урал покачивается как на воздушных волнах. Скорость движения около 10 км\час. Машину все время кренит. Утром в нескольких километрах до асфальтной трассы проваливаемся в яму. Выкапывались часа полтора. Еще полтора часа езды и мы в Петропавловске.

 

7 апреля

 

Пурга. Сидим в Петропавловске.

 

8 апреля

 

В Петропавловске едем смотреть Авачинскую бухту. Бухта – вторая по величине в мире, может вместить весь мировой флот. Так же посещаем памятники Берингу, Куку. Едем в институт вулканологии. Там нам читают лекцию о вулканах в единственном в Росси музее вулканологии. Он представляет собой небольшую аудиторию метров 40 квадратных со стендами вулканических пород, фотографий, артефактов. Днем созваниваемся с Игорем и договариваемся забросить нас на север в Козыревск (примерно 500 км от Петропавловска) – откуда мы начнем вторую часть нашего пешего маршрута. Докупаем продукты и бензин.

 

Игорь Синицын

Танзания -1

          

 На исходе 2004 года Украину всколыхнула «помаранчевая» революция. Основное действие, как и следовало ожидать, происходило в стольном граде  Киеве. Народ вышел на улицы, и  весь центр города приобрел солнечно - оранжевый окрас. На центральных улицах появились палаточные городки, а на Майдане почти круглосуточно шел митинг «в режиме концерта».

            Огромная сила ощущалась во всеобщем единении. Незнакомые до последних событий люди быстро находили общий язык между собой. «Демократия, свобода, нормальная человеческая жизнь, сильная, богатая Украина!», - слышалось со всех сторон.  Население Киева пополнилось многочисленными гостями  не только из различных уголков Украины, но и представителями почти всех «зарубежий». 

         

          Ощущение собственной силы и пьянящий дух свободы наполняли участников акций потрясающей позитивной энергией. Милиция была с народом, а люди были друг с другом. «Разом нас багато, і нас не подолати!»

          Народное творчество на «оранжевую» тематику било ключом. Неуёмная фантазия молодежи в использовании соответствующей атрибутики продвигала «помаранчевое» направление в моде.

        

          И было еще много событий, и было еще много эмоций, и закончилось все, слава Богу, мирно и хорошо. И, наконец,  в январе 2005 года, воодушевленные последними событиями и вооружившись идеей народной дипломатии, я и трое моих товарищей – альпинистов решили совершить восхождение на одну из знаменитых вершин мира – гору Килиманджаро – высшую точку Африканского континента. После непродолжительной подготовки, мы направились в самое сердце Черного континента  –  государство Танзанию.

        Поздно вечером 19-го января 2005 года теплым ветром и экзотической зеленью нас встретил Международный аэропорт «Килиманджаро». С этого самого момента началось наше удивительное путешествие в центр Африки.

        Осуществлять народную дипломатию на практике мы начали на следующий же день, в небольшом городке Моши. Офис местной турфирмы больше напоминал временное пристанище аферистов, но, как оказалось, для Независимой Республики Танзания – это абсолютно нормальное явление.

         Нужно сказать, что название государства Танзания родилось в 1964 году. Тогда  при объединении двух независимых африканских государств Танганьики и Занзибара встал вопрос: как назвать новый союз? Решили пойти на компромисс: от Танганьики взяли ТАН от Занзибара ЗАН. Так и родилось название: Танзания.

      Достопримечательности города Моши мы осматривали под чутким руководством бывшей харьковчанки, а в течение последних 20-ти лет местной жительницы – Валентины Шайо.

       Тогда, 20 лет назад Валентина вышла замуж за студента-танзанийца, с которым вместе училась в Харьковском политехническом институте. А по окончании учебы решила уехать  с Ибрагимом к нему на родину. У Валентины и Ибрагима – три сына. А ещё, семейство Шайо имеет собственную банановую ферму и небольшой магазинчик сувениров.

      

        В хорошую погоду прямо с фермы можно любоваться заснеженной вершиной Килиманджаро.

        Оценив по достоинству всю экзотику местной жизни, в сопровождении Валентины мы отправились дальше. Следующей нашей целью был туристический и торговый центр северной Танзании – город Аруша.

        Город  Аруша раскинулся  у подножия горы Меру, на высоте 1540 метров над уровнем моря, в окружении кофейных и банановых плантаций. В Аруше проживает 200 тысяч жителей.

Это очень пестрый, шумный, быстро развивающийся город, один из крупнейших коммерческих и банковских центров страны. По улицам движутся потоки разноцветных автомобилей, автобусов и пешеходов, и кажется, что все местные жители сошлись в одно и то же  время в одном месте.

          Здесь есть все, что может предложить путешественнику большой город: немыслимый выбор ресторанов, баров, казино. Здесь можно сделать потрясающие покупки: статуэтки маконде, диковинные украшения, всевозможные сувениры, предметы быта и маски различных племен.


           Город был основан в 1900 году германскими колонистами и поначалу был небольшим военным поселением. В 70-х гг Аруша являлась столицей ныне почившего Восточно-Африканского содружества, объединявшего Уганду, Кению и Танзанию.         

Здесь находится один из самых известных в Африке Центр Международных Конференций, в котором выступали извес-тные международные лидеры. А в центре города можно увидеть монумент Независимости Танзании.

         

          Аруша находится на полдороге между Каиром и Кейптауном. Главным преимуществом этого города является то, что он расположен в центре туристических достопримечательностей севера Танзании.

 

         Далее, по совету Валентины, в маршрут нашей экспедиции был включен Змеиный парк Месерани. Он расположен приблизительно в 20 километрах на запад от города Аруша. Здесь имеется уникальное собрание змей и других рептилий. Посещение его - настоящее приключение для всех, кому интересны необычные обитатели Африки. Дабы разбавить кровь изрядным количеством адреналина, желающие могут пообщаться с представителями класса пресмыкающихся непосредственно.

 

        

Рядом с Парком Змеи расположился Музей масаев.



Гид – представитель самого красивого племени среди аборигенов Восточной Африки, в национальной одеже встретил нас у самого входа.

Говорят, масаи пришли в эти места из Египта.

До сих пор они сохранили обычаи своих предков - брить женщин наголо и выдирать два нижних передних зуба. Короткие мечи, сандалии и тоги из красной ткани масайские мужчины переняли у римлян, когда-то захвативших часть Северной Африки. Племя живет за счет домашнего скота, а земледелием и ремеслами не занимается, потому как не знает их. Дома масаев построены из веток, обмазанных глиной с навозом, и окна в них отсутствуют напрочь.

        После знакомства с укладом жизни удивительного племени мы посетили местный бар, где отведали пива с символическим названием. И напоследок, к всевозможным сувенирам, оставленным «на память» туристами из многих стран мира, мы присоединили наш, украинский.

       Следующая часть нашего маршрута состояла из четырехдневного сафари. Нас сопровождал местный водитель, гид и повар в одном лице.  Развесив «помаранчевую» атрибутику на внедорожнике, мы направились к озеру Маньяра. По пути то и дело нам встречались масайские деревни, жители которых освоили нехитрый бизнес. В «полной боевой раскраске» они поджидают туристов у дороги, и за умеренную плату разрешают себя сфотографировать или отснять на видео.

      

        Первый заповедник на нашем пути  –  озеро Маньяра.

       

 

        

По заповеднику перемещаемся на джипе. Здесь строгие правила – из машины выходить категорически запрещается. Нельзя также ничего подбирать и, естественно, нельзя сорить.

          С первых же минут нам удается увидеть множество диких животных. Обезьяны, слоны, жирафы, бородавочники и антилопы попадаются на нашем пути. В этом парке обитает и царь зверей, но к великому сожалению встретить ни его, ни его прекрасную половину нам здесь не удается.          В лесной части встречается очень много деревьев, подчистую объеденных слонами.

        Вплотную к озеру нам подъехать не удалось. Поэтому пеликанов, гнездящихся в протоках, и других водоплавающих нам пришлось наблюдать издалека.

                

Масаи – одно из немногих непокоренных племен Африки.
С давних пор они владели землями в долине Серенгети, окрестностях кратера Нгоронгоро и Великого Африканского разлома. Оказывая жестокое сопротивление британским и немецким колонизаторам, масаи сумели отстоять права на земли своих предков.  Они живут в полном согласии с природой и признают только свои законы. “Что нам президент – он не из нашего племени, почему мы должны его слушаться?”. В полной мере их интересует только скот. Скот - это святое. Они уверены, что бог Энгай даровал им всех животных в мире, поэтому они спокойно идут на грабеж скота у соседних племен. Более того, каждый мальчик может стать мужчиной, только если украдет у кого-то скот, чаще всего у других масаев. Для обкраденных масаев – это страшный позор и по традиции они должны догнать воров и убить их.

         Населяют масаи и засушливое ущелье Олдувай.

         Раскопки, проводимые в ущелье Олдувай около 50-ти лет назад археологами Мери и Луисом Лики, подтвердили существование здесь далеких предков человека, Homo habilis - человека умелого. Прародители населяли эти земли около 2 млн лет назад. На территории археологического комплекса сейчас можно увидеть части ископаемых животных, следы первого человека, а также нехитрые каменные орудия труда, и даже познакомиться с процессом их изготовления. Однако, археологические исследования колыбели человечества далеко не завершены. На дне ущелья  имеется неимоверное множество ископаемых останков, они прямо-таки рассыпаны под ногами.  

        Ущелье Олдувай. Человек жил здесь более полутора миллионов лет назад.

        На ночлег мы остановились в кемпинге Национального парка Серенгети.

 

        Бросилась в глаза небольшая столовая, огражденная решеткой и табличка, предупреждающая, что покидать территорию лагеря без провожатых – опасно. Этим же вечером мы попытались нарушить установленные правила, и пройтись до соседнего лагеря пешком. Бдительные рейнджеры мягко пресекли эту попытку, объяснив, что нас могли атаковать дикие животные.

         На следующий день перед нами окрылись просторы Парка Серенгети.

         В 1981 г. этот заповедник был включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Национальный парк Серенгети бесспорно является самым известным в мире святилищем дикой природы. «Серенгети» на языке масаев означает «бесконечные равнины», и в пределах его границы сосредоточено три миллиона больших млекопитающих, 35 видов которых насчитывается в этих местах.

         Здесь можно увидеть так называемую «большую пятерку» - слона, носорога, льва (которых здесь около 1500), леопарда и буйвола. В мае или в начале июня огромные стада антилоп, газелей и зебр начинают свои миграции. За ними следуют хищники: львы, гепарды и дикие собаки с кружащими в высоте стервятниками.



        

В Серенгети также встречаются бегемоты, жирафы, носороги, бабуины. Парк славится большим разнообразием птиц – в этих местах их около 500 видов, как местных, так и перелетных. Живут здесь и черно-белые обезьяны коло-бусы. Все эти животные встречались на нашем пути довольно часто.    

    

        Первая часть нашего путешествия близилась к финалу. К вечеру мы достигли кемпинга над кратером Нгоронгоро. Здесь ждали нас знакомства и  общение с коллегами из разных стран. И неожиданные встречи. В кемпинге в это же время остановился мой товарищ – американец, с которым полтора года назад мы совершали восхождение на греческую гору Олимп в рамках акции «Альпинисты за мир».

         Этой же ночью под покровом темноты лагерь посещали представители дикой фауны. Мы то и дело просыпались от топота слонов и рыков гиены. А чуть позже на смену гиене приходил и царь зверей - лев.

         Следующее утро ознаменовалось спуском в кратер Нгоронгоро.

           Национальный парк Нгоронгоро  в Список всемирного наследия был включен в 1979году. В этом огромном кратере обитает огромное количество видов диких животных. Рядом находятся кратер Эмпакайи, заполненный водой, и действующий вулкан Олдонио Ленга.

           Кратер Нгоронгоро на высоте 2286 метров над уровнем моря является самой большой неразрушенной кальдерой в мире. Окруженный очень крутыми стенами, которые поднимаются на высоту 610 метров от дна кратера, этот природный амфитеатр покрывает площадь примерно 260 квадратных км и является домом для 30 тысяч животных. Почти половину представителей дикой фауны составляют здесь зебры и хищники. Обитают в этих местах также газели, буйволы, антилопы гну и бородавчатые свиньи. Такое количество животных привлекает множество хищников, в основном львов и гиен, а также гепардов и леопардов. Здесь было также замечено более 100 видов птиц, которых нет  в парке Серенгети.

            Бесчисленные фламинго образуют розовое покрывало на поверхности газированного озера.
            Кратер Нгоронгоро находится в заповедной зоне Нгоронгоро, которая охватывает более 8000 квадратных км. Она ограничена озером Эйсай на юго-западе и горами Гол на севере.

          Нам удалось увидеть потрясающую сцену мирного сосуществования львов и бородавочников. Или это только на первый взгляд она нам показалась мирной? Кто знает, что будет происходить здесь ночью, когда многочисленные машины путешественников покинут кратер, и начнет действовать в полную силу  «закон джунглей»?

          Напоследок, во время подъема из кратера Нгоронгоро нас настигла пылевая буря, а на смену ей пришел тропический ливень. Краткая остановка на берегу симпатичного озера, и – снова в путь. Впереди нас ждали вечные снега Килиманджаро.

Игорь Синицын

Тайны Мачу - Пикчу

          Удивительная страна Перу продолжала знакомить нашу небольшую киевскую команду со своими тайнами. На железнодорожном составе, состоящем из семи вагончиков, мы двигались  по узкоколейке к селению Агуа Калиенте, что в переводе означает «горячая вода». Нам предстояло преодолеть путь длиной в 100 км, при этом четыре раза изменить направление движения - ехать то вперед, то назад и при этом -  все время  вверх. Именно там,         за перевалом высотой в 3600 метров, нас ожидало знакомство с жемчужиной инкской культуры - городом-крепостью Мачу-Пикчу.  В 1983 году этот уникальный памятник древней архитектуры был объявлен ЮНЕСКО культурным достоянием человечества.     

            Последние километры пути мы проехали по серпантину на автомобиле, и  перед нами открылась потрясающая воображение картина.

             Политический, военный, религиозный и экономический центр Мачу – Пикчу (в переводе – «Cтарая гора») был возведен инками в XV веке на высоте 2450 метров в долине реки Урубамба.

           Это город удивительной истории и неразгаданных тайн. Испанские конкистадоры, захватившие в XVI веке территорию современного Перу, так и не смогли обнаружить эту крепость, в которой укрылись инки, не желавшие подчиниться иноземному господству.

 

 

            Из всех городов, сооруженных инками, Мачу-Пикчу - один из красивейших. Для  возведения своих домов и земледелия инки выстраивали специальные террасы. Их горизонтальную поверхность выравнивали, укладывая булыжниками, а затем засыпали землей. Причем землю поднимали на эти высоты из джунглей, которые расстилаются на дне глубокой долины.

             Город целиком построен из местного гранита. Огромные глыбы приходилось перевозить от каменоломен на достаточно большие расстояния, для этого инки применяли некоторые хитрости. Камни спускали по мокрым глиняным склонам, иногда использовали приспособления, похожие на сани или же волокли по бревнам. Затем камни обрабатывали и шлифовали. Искусство обработки камня строителей Мачу – Пикчу поражает своим совершенством. Блоки гранита подгонялись друг к другу столь идеально, что и сейчас в щели стыков невозможно протиснуть даже лезвие ножа, и титаническая кладка выглядит как монолит

             Мачу - Пикчу был последним из поселений, построенных на такой большой высоте в ущелье, которое тянется  вдоль рек Юкау и Урубамбы. Это место считалось у инков священным. За пределами города Урубамба устремляется вниз, в джунгли, а вершины гор скрыты от глаз пеленой тропических туманов.

 

 

          Неотъемлемой частью жизни инков были культовые обряды. Большое значение у жителей Мачу – Пикчу имели ритуальные камни. Недалеко от главной площади города расположен  огромный камень в виде морской свинки – животного, исполнявшего  важную мифологическую роль и занимавшего заметное место в народной медицине Анд. Согласно преданиям, прикоснувшись к этому камню, можно получить заряд космической энергии, что мы благополучно и проделали.

 

 

             Прекрасный город  с пешеходными аллеями, священными фонтанами и акведуками, по которым до сих пор течет кристально чистая вода, не знал бедности. Здесь проживала высшая знать, жрецы, ремесленники и слуги. Город был поделен на сектора. К профанной части (или на языке кечуа – хурин, «низ») относились дома, дворы и многочисленные лестницы. Дворцы, храмы и другие священные постройки входили в сакральную часть города – ханан, или «верх».  В сакральной части можно встретить множество апу – так называемых инструментов для научных наблюдений, которые в то же время служили воплощение священной сущности мира. Один из них - интиуатана  - каменный монолит, который называют «контрольной точкой солнца».          

     Если приложить ладонь к поверхности этого камня, можно ощутить легкое покалывание.

            На территории археологического комплекса мы то и дело встречали лам, которые или мирно паслись на зеленых террасах, или резвились от всей души. Эти животные были приручены на территории Перу еще 5 – 7 тыс. лет назад. До прихода испанцев они служили для индейцев единственным транспортным средством. По горным дорогам лама может переносить груз весом до 60-ти кг, что совсем не мало, учитывая тот факт, что сама она весит около ста.

             Естественный ландшафт и архитектура Мачу – Пикчу поразительно гармонируют друг с другом. Инкские постройки выглядят настолько совершенными, что регулярно возникают легенды, приписывающие эти достижения или мифической цивилизации гигантов, или инопланетянам.  Например, два овальных водяных зеркала коча позволяли наблюдать за перемещениями созвездий и основными светилами. Кроме того они были незаменимыми для наблюдений за лунными и солнечными затмениями.

           Большую роль инки отводили изображениям священных животных. Здесь, в Мачу – Пикчу,  есть камень по форме напоминающий змею – символическое отображение мира, из которого человек приходит на землю, и куда он уходит после смерти. А на склоне перед городом стоит камень, носящий название «кондор», символизирующий царство богов. Это плоский алтарь, повторяющий очертания туловища и головы величественной птицы.

          

 

         В некоторых глыбах можно разглядеть очертания пумы – животного, с которым инки связывали земную жизнь.

        В юго–восточной части города возвышается круглая открытая сверху башня. Это – Храм Солнца. Инки поклонялись Солнцу, которое, однако, не было главной культовой фигурой, а лишь одной из ипостасей единого, всемогущего и вездесущего бога. Тем не менее, бог Солнца Инти оставался важной частью в системе мира этого народа. Сапа-инка - верховный правитель - был сыном Солнца и потому считался божественным. В Мачу – Пикчу проживали мамакунас – избранные девственницы, посвятившие свою жизнь служению богу Инти. Некоторые исследователи утверждают, что город также служил последним прибежищем  ахльякунас, "дев Солнца" - самых красивых девушек, собранных в город со всей империи. Их обучали выделывать тончайшие ткани, варить особое маисовое пиво, называемое чичей, и готовить еду для Сапа-инки.


             Мы поднимались все выше и выше. Перед нами открывались фантастические виды на долину реки Урубамба. Над нами возвышалась вершина Вайна – Пикчу, у подножия которой расположен дворец Луны. И уже где – то далеко внизу виднелся узкий мост, к которому вела тропа инков. Это был мост над пропастью. В далекие времена он опускался для того, чтобы пропустить в город только своих. Так что благодаря своему уникальному месторасположению и хорошо продуманными к городу подходами, Мачу - Пикчу был надежно защищен от врагов. 
 


               Величественный город инков продолжает хранить множество загадок и тайн.  В течение более трехсот лет он был в полном смысле слова "затерянным городом" - никто не подозревал о его существовании. И только 24 июля 1911 года американский археолог Хайрам Бинген наткнулся на наводненное змеями поселение на вершине горы, укрытое густыми зарослями винограда и деревьями. Ученый  решил, что это и есть удивительный "потерянный город", в котором в 1533 году укрылись вождь инков Манко и его сторонники.

            Судьба жителей города остается неизвестной. В испанских хрониках нет ни одного упоминания о Мачу – Пикчу. Никаких письменных свидетельств не оставили и инки. Считают, что последние обитатели Мачу-Пикчу скончались к началу XVII века.

 

            Появление испанцев в этих местах остановило развитие территории инков в момент небывалого взлета цивилизации. Государство инков погибло. А древний город, похожий на раскинувшего крылья кондора, так и продолжает лететь прямо под облаками, к солнцу.