igorsinitsyn (igorsinitsyn) wrote,
igorsinitsyn
igorsinitsyn

Дневник. Камчатка. Часть 2.

9 апреля

 

Утром выезжаем в Козыревск. Погрузились в УАЗ, вещи на крыше. Дорога - первые 20-30 км асфальт, затем щебенка. Погода ясная, сухая. Дорога очень пыльная, пыль проникает в салон, мы ее жуем. В 30 км от Петропавловска останавливаемся в селе и кушаем вкусные пирожки с яйцом, брусникой, капустой. С пол дороги останавливаемся в небольшом городке Мильково, кушаем в столовой. Общаемся с местными жителями. Одну тетю зовут Айна, прожила здесь всю жизнь. В Мильково добывают никель, медь, возможно, золото. Едем дальше. Подъехали к реке Камчатка, она разделяет полуостров поперек. Зимой на реке работает ледовая переправа, летом – паром. Выходим из УАЗа и идем пешком по льду. УАЗ едет впереди. Переправились, до Козыревска 20 км. Добрались до Козыревска к 9 вечера. Нашли Николая, с которым созванивались накануне и который обещал обеспечить нам три снегохода для заброски. Игорь высаживает нас и сразу едет в Петропавловск – мы не перестаем удивляться его выносливости. Проезд до Козыревска обошелся нам в 17 тыс. рублей. Николай селит нас в своей гостинице – деревянный домик

на четыре комнаты, с гостиной, кухней, удобствами. Проживание стоит 500 рублей с носа. Пришли охотники, которые будут нас забрасывать на северное плато. Они ломят цены, просят по 15 тыс. рублей за снегоход, говорят, что снег подтаял, что снегоходы проваливаются, что зимой там никогда не ездили, что ездить можно только рано утром, а потом им придется ночевать на плато, чтобы утром следующего дня доехать домой, потому как днем солнце топит снег и ехать невозможно. Мы в шоке, не ожидали такой наглости. После длительных переговоров согласились на 30 тыс. рублей за всю заброску.

 

10 апреля

 

7 утра. Ждем охотников. Они опоздали на 30 минут. Приехали на старых разбитых Буранах. Охотники похожи на западно-американских ковбоев: под сидением у каждого привязан карабин, только вместо скакуна – Буран. Сани ужасные, узкие. Мы в ожидании «веселенькой поездки». Едем вначале по лесу, по довольно укатанной дороге. Пару раз снегоход проваливался передней лыжей, но не критично. Ехать в санях очень тяжело, постоянно нужно держаться, а держаться не за что. Выхлопные газы от Буранов очень неприятные, респираторы не спасают. Петрович и Сережа едут в одних санях, довольно высоких и неустойчивых. Пару раз в лесу они перевернулись, набили синяки. Через пару часов езды выезжаем в начало плато, погода портиться, ориентироваться тяжело. Несколько часов блуждаем в небольших каньонах. Ехать очень неприятно, видимость слабая, под санями уже не снег, а лед, сани прыгают и отбивают нам все места. На одной из таких ледяных колдобин Петрович неудачно вылетел из саней вместе с Сережей. Петрович довольно сильно два раза ударился головой. Было подозрение на сотрясение мозга, так как тошнило. Езда превращалась в муку. Еще протянули пару км и решаем остановиться по двум причинам: мы устали от этой езды, хорошее место для стоянки. Погода налаживается, и нам открываются прекрасные виды вулканов Ключевской группы. Стоим в белом поле на плато, которое покрыто черными кекурниками. Над нами нависают скалы Полленницы, восточнее нас открываются вулканы Камень и Безымянный, западнее от нас – Толбачек. Около трех часов дня мы расстались с охотниками. Дрова, которые мы собрали вначале плато на стоянке Столик, и продукты охотники соглашаются подбросить к перевалу на плато Плотина, куда мы должны пешком добраться на следующий день. Строим стену, ставим палатки. Меня командировали пройти по следу за буранами и найти место, куда охотники сбросили продукты и дрова. Мне необходимо отнести туда несколько бутылок бензина, прикопать заброску от животных и отметить точку на GPS навигаторе. Заброску я нашел под перевалом Безымянным, обогнув Полленницу в нескольких км от стоянки. Когда вернулся, палаточный городок уже стоял. Ветер изменил направление ближе к вечеру, достроили с Виталиком стенку по ветру, ужинаем, ложимся спать.

 

11 апреля

 

Выходим на Плотину. Под перевалом Безымянным подбираем дрова, поднимаемся на перевал, спускаемся на Плотину и 2 км идем до домика, что стоит у подножья вулкана Безымянный. Отличный домик, есть буржуйка, нары на втором этаже. Две маленькие комнатки. Джон и Володя починили трубу на крыше от буржуйки. Трое возвращаются на перевал, чтобы забрать оставшиеся дрова. Утром собираемся на восхождение на вулкан Безымянный, но погода к вечеру портится.

 

12 апреля

 

Пурга. Сидим. Днем просветлело, но к вечеру опять затянуло. Пурга.

 

13 апреля

 

Джон и Петрович проснулись в 5 утра. Были просветы, но решили подождать до 7. В 7 небо было синее, но шла «срань» с севера, тем не менее, решаем выходить на восхождение.

Вышли в 9 утра. Набрали 500м высоты. Решаем снять снегоступы. Дальше снег в кулуарах. Стараемся идти по гребням. На гребнях лед и камень, иногда мелкий, иногда крупнее. Одеваем кошки. Идем в плотной облачности. Дует довольно сильный ветер. Лелеем надежду, что выше 2000 м пробьем облачность. Идем по каменистому гребню уже без кошек. Идти тяжело, некоторые камни примерзли, много живых камней, они отваливаются и летят вниз. Тяжело определить перед следующим шагом, какой камень примерз, а какой живой. Стараемся идти плотно. Упираемся в снежный крутой подъем. Поднимаемся на кошках. Пробили облачность. Неописуемая красота! Нам открылись группа вулканов Толбачек, Удина, Зимина. Поднялись на кромку кратера Безымянный. Видим прорыв кратера. Внутри кратера растет новая сопка. В ней идет фумарольная активность. С кратера открывается колоссальный вид. Внизу плотная облачность. Над бесконечным морем облаков возвышаются вершины вулканов. Вкусно обедаем, снимаем и начинаем спуск. Спуск выдался тяжелым: сыпучие камни покрыты мокрым подтаявшим за день снегом. Кошки не помогают. Под ногами все плывет, и снег, и камни. Под снегом не видно, куда ставить ногу, ноги выкручиваются. Потом выходим на морену: сыпется. Спускаемся в облачность. Снега больше – идти легче. Доходим до места, где оставили снегоступы. Одеваем снегоступы – какое счастье, я по ним соскучился, наконец, ноги обрели устойчивость. Иди гораздо легче. Еще час спуска – избушка. Вернулись в 7 вечера. Мы довольны: день получился трудовой, пробили облачность. Вулкан Безымянный подарил нам незабываемые виды, более того, он гостеприимно отвел по ветру фуморольные выхлопы в противоположную сторону от склона, по которому мы поднимались. Даже на кромке кратера мы не чувствовали запах серы и с наслаждением вдыхали чистый горный, весенний запах северной Камчатки.

 


14 апреля

 

Погода хорошая. Выдвигаемся через перевал Безымянный в сторону ледника Богдановича, по которому планируем подняться до Малой Антарктиды. На другой стороне перевала находим прикопанную нами заброску – распределяем продукты и бензин. Рюкзаки заметно потяжелели. Отходим от перевала по плато, справа открывается великолепная картина: Безымянный и Камень, слева – Толбачек плоский и острый. Впереди в стороне ледника видимость портится. Доходим до языка ледника. Обедаем. Отказываюсь от сухих перца и помидор. В животе мутит: то ли от сухого мяса, то ли от сухих овощей, то ли от талой воды, которая на дне кружки неизменно оставляет осадок черного песка пепла вулканического происхождения. Экспериментирую методом исключения, к сожалению, воду исключить не удается. Движемся по леднику. Погода испортилась, видимость 50-100м, снег, ветер. Набираем высоту, но облачность не пробиваем. Видим много медвежьих следов. Решаем ставить палатку на ночь на леднике. Стенку строить не из чего – под ногами лед и вмерзшие камни. Растягиваем палатку на камнях, которые удается выколупать изо льда. Ночь выдалась холодной и ветреной. В эту ночь была моя очередь спать с краю. Проснулся ночью от странного громкого звука прямо под ухом за стенкой палатки. После увиденных многочисленных следов медведя днем и спросонок первая мысль, которая пришла мне в голову, – медведь. Звук очень походил на дыхание большого животного с рыком и хрипом. Выглядываю из палатки – никого. Ветер очень разыгрался и звуки, которые я слышал, издавала палаточная растяжка на ветру. Спокойно выдыхаю и иду спать. Всю ночь шел снег.


 



 15 апреля

 

Погода та же: снег, ветер, видимость слабая. Выходим по леднику и держим курс на Малую Антарктиду. Набираем высоту. Подъем довольно неприятный. За ночь снег притрусил рельеф и трещины. Джон, идущий впереди прощупывал свежий снег палкой, тем не менее, несколько раз его первая нога по ходу в пару трещин уходила. После 2000 м начинает проглядывать небо. Есть надежда, что пробьем облачность аналогично восхождению на Безымянный. Поднялись на 2400 и пробили облачность. Справа открывается космический пейзаж в виде Ключевской сопки (черного цвета) и Камня (белого). Между ними перевал. Прямо перед нами – Малая Антарктида. Еще 200 метров набора высоты и несколько км марша и мы на плато. Красивейшее место – белая пустыня, окруженная с востока вулканами Клечевским, Камнем, ледопадом с запада, ледниками Богдановича – с юга, Средним и Эрмана с севера. Наслаждаемся видами. Джон Виталик и я уходим вперед метров на 400, пока остальные занимаются фото и видео съемкой. Слышим сильный хлопок в воздухе, и резко задул сильный ветер, поднимая снежную крошку на 3-4 метра – низкая пурга. Порывы ветра достигают 25м\с. Вот почему место называют малой Антарктидой. В течение 3 минут видимость сократилась до 20 метров. Группу мы не видим и быстро возвращаемся назад по нашим следам, которые заносит у нас на глазах. Доходим до группы и продолжаем движение плотной группой в поисках места для ночлега. Однако, нас окружает снежная пустыня, ни камушка, ни холмика. Солнце село за гряду, необходимо оперативно ставить стену и палатку. Проходим еще пару сотен метров и ищем фирн для нарезки кирпичей. Втыкаем пилу в снег, находим место для карьера, начинаем работать. Ветер усиливается, снежная крошка забилась под очки, снимаю очки, они уже не спасают, а только мешают работать. Замерзают руки. Строим первые два слоя стенки, сажусь под стенкой – предел счастья – здесь не дует! Отогреваю руки и продолжаю работать. Потихоньку через час работы начинаю адаптироваться к сильному ветру, руки согрелись. Стенка готова, решаем ставить одну палатку вместо двух, на построение второй стены не хватает сил и терпения. Ставим палатку. Заносим вещи, долго отряхиваем рюкзаки и вещи, выгребаем несколько мешков снега из палатки. Наконец, развели примуса, потеплело. Ужинаем, довольно уставшие ложимся спать. Ночью ветер поменял направление и стал южным.

 



16 апреля

 

Утром погода хорошая, несмотря на то, что дует довольно сильный ветер, значит он что-то принесет. Движемся по плато к леднику Средний. Ветер дует в спину. Стоять холодно, идти – хорошо. Уже с утра над Ключевской сопкой замечаем закрученное темно-серое облако, ничего хорошего в смысле погоды не предвещающее. Петрович делает определенное предположение, что к вечеру будет сильная пурга. Поднимаемся на перевал и начинаем спуск по леднику, держа курс на избушку Державина, где планируем переночевать. Оборачиваясь назад, любуемся марсианским пейзажем малой Антарктиды. Кроме рельефа пейзажу добавляет космоса захватывающее зрелище, которое разыгрывается в небе. Выползающее из-за сопки серое утреннее облако теперь затмило пол неба, нависая над плато, с северной же стороны к серому гиганту приближается другое воздушное завихрение. Небо разделено на два фронта. Между фронтами полоска синего неба в виде гигантского лезвия косы, рассекающей небо. В середине синей полоски висит яркое солнце, отражаясь в краях двух фронтов цветным спектром. Продолжаем спуск. Понимаем, что необходимо немного ускориться, дабы успеть к избушке до пурги (очень не хочется провести пару дней в палатке безвылазно, в избушке это будет более комфортно). Слева от нас открывается гряда ледовых пирамид прозрачно – голубого и зеленого цвета, затем красная скала. Спуск усложняется подтаявшим снегом и ребристыми ледовыми участками. Ветер усиливается. Оглядываясь назад, видим, как ветер начинает быстро гнать с вершины сопки черную шапку вулканического пепла, смешанного со снегом. Это зрелище подстегивает нас еще больше ускориться. Решаем отказаться от привала на обед, и движемся к избе. Еще два часа и доходим до избы. Изба – не изба, а настоящая крепость, представляет собой шестиугольное каменное строение. Через два часа мы понимаем. Почему эта изба каменная. Обрушивается шквальный ветер со снегом, ветер достигает 35м\с. Решаем занести в избу палки и снегоступы. Не досчитались одной палки и пары снегоступов. Палку нашли почти сразу, снегоступы искали минут сорок, их хорошенько раскидало. Порывы ветра буквально сбивали с ног.

 

17 апреля

 

Утром пурга продолжается. Выходить не можем. К обеду ветер немного утих. К вечеру ветер стих, пошел снег. Мы на высоте 1500. Завтра надеемся спуститься до города Ключи.

 

18 апреля

 

Все белое. Пурга закончилась. Ледник засыпан снегом. Камни засыпаны. Глазу не за что зацепиться. Плотная облачность, мы в молоке. Теряется ощущение реальности. Мы, как маленькие черные точки, зависли в белой бесконечности. Выходим. Ориентиров нет. Видимость 100-200 м. Идем на ощупь. Движемся по компасу, карте, GPS. Проводим сверку маршрута каждые 1,5 - 2 км. Судя по карте рельеф впереди нелегкий: нам предстоит обойти две сопки, не свалится в каньоны и ненужные нам русла ручьев. Первым идет Джон, потом Володя, потом я и за мной остальные. Вдруг, Джон пропал. Упал с карниза, метра 4. Цел и невредим. Дальше первым иду я. Пару часов протропил, тыкая перед собой палкой. Свалился с пары небольших карнизов. Все в порядке, только палки погнул. Спускаемся до 1100м. Облачность рассеивается. Видны склоны. Ура! Траверсируем сопку, чтобы «свалиться» в нужный нам ручей, который ведет к постройкам военной части – первая расчетная точка. Идем по ручью, уже совсем развиднелось. Появилась Ключевская сопка, мы видим весь наш маршрут вниз. Решаем обедать на красивом склоне: сзади сопки и ледник, внизу равнина с поселком Ключи, за Ключами вдали – величественный вулкан Шивелуч. Очень жарко. Много солнца. Идем дальше. Входим в березовый лес. Справа обходим строения военной части, которые оказываются давно заброшенными. Час идем по лесу, снег подтаявший, идти тяжело, проваливаемся. В этот момент все вспомнили про лыжи, сейчас бы они пригодились. Джон тропит. Обнаруживаем лыжню и идем по ней в поисках дороги. Выходим на буранный след и лесную дорогу. Долгий надоедливый спуск по лесной дороге. После пары часов выходим к дороге. Оказываемся на территории военного аэродрома, видим полосу и самолеты. На КП нас встречают солдаты и любезно показывают нам тропинку, по которой мы сможем обойти главное КП аэродрома и выйти к городу. Идем еще час, и вот они – Ключи. По дороге проезжает таксист на микроавтобусе и бесплатно довозит нас до вулканостанции (вот оно северное гостеприимство, не чета козыревским охотникам). Нас селят в деревянном домике по 300 руб. с носа. Мы очень уставшие, готовим ужин, по 50 капель премиальных и спать.

 

19 апреля

 

Утром идем в офис вулканостанции, где нас встречает приятная дама, та самая, которая селила нас вчера вечером. Она немного рассказывает о работе станции. Потом любезно звонит на автостанцию, чтобы узнать расписание автобусов. Оказывается, сегодня, возможно, последний день ледовой переправы через р. Камчатку, далее две недели проехать будет невозможно, и только потом будем паромная переправа. Поэтому выезжать необходимо сегодня. Нам повезло, есть автобус на час дня и билеты еще есть. Бежим выкупать билеты и собираемся. По случаю сэкономленного дня решаем заехать в поселок Анавгай и посетить там оленеводов и стойбище. Петрович договорился, что нас встретят, как мы переправимся через Камчатку. Переправились успешно, выходим на повороте на Эссо, нас встречают две машины и везут в поселок. В поселке живут ивены. Нам устраивают небольшой концерт в национальных костюмах (6000 руб.). Затем в юрте нас кормят вкусным обедом: уха из красной рыбы, пирожки. Вечером едем купаться в радоновую ванну. Источник находится в 20 км от Анавгая. Здесь оборудован теплый бассейн под открытым небом с естественным дном и горячая радоновая ванна. Блаженство, то, о чем мы мечтали десять дней. Мы отогрелись и помылись. Завтра планируем на двух снегоходах ехать на плато в стадо. Возвращаемся в юрту. Доедаем уху. С нами остался один из парней, который участвовал в ансамбле. Он местный, ивен, немного рассказывает о крае, о том, что знает, где есть золото на реке, что его не взяли в армию, так как он - представитель исчезающего народа, о том, как хорошо здесь летом. Спим ночь в юрте у костра на оленьих шкурах. Очень комфортно, только боимся пропалить спальники, лиственница очень «стреляет» угольками.

 

20 апреля

 

Утром приехали два снегохода и мужик на джипе – Сергей. Он оказывается начальником и совладельцем оленеводческого звена, куда мы и едем. Очень приятный мужик, ему лет 35, но выглядит старше своего возраста (нужно признать, что на Камчатке многие люди выглядят старше своего возраста). Сергей болеет делом, которым занимается, много нам рассказывает о своих планах возрождения оленеводчества в крае, о поднятии туризма на должный уровень в смысле сервиса. Сергей любезно предлагает проехать часть дороги на его джипе, так как потепление размыло дорогу, и снегоходы нас не потянут по камням. Около 15-20 км едем на джипе. Дороги практически нет, проваливаемся в глубокие подмерзшие лужи. Оставляем джип и нас подхватывают снегоходы. По дороге Сергей рассказывает, что пару дней назад начался отел, и что, если нам повезет, то мы увидим рождение теленка. Также упоминает, что накануне браконьеры убили несколько оленей и своими собаками разогнали стадо, и теперь 300 голов где-то бродят по плато – необходимо их искать (всего в его звене около 2000 голов). С пешими переходами через трудные участки мы выбрались на плато. Здесь хороший снежный покров и снегоходы идут быстро. Часа через два достигаем палатки с пастухами. В ней живут трое мужчин и женщина. Все – ивены. Палатка стоит в низине у ручья, в небольшой рощице. К нам присоединяется еще один снегоход с пастухом, и едем еще выше к стаду. Проехали 3 км, и вот, стадо. Олени подходят на зов пастуха, но не близко, держат пару десятков метров дистанции. Близко подошел только один олень, объезженный. Проезжаем еще пару км и подъезжаем к стаду молодняка и, какое везение, буквально за пол часа до нашего приезда отелилась телка. Близко подходить нельзя, держим расстояние в 200 метров. Теленок еще не может встать и лежит в снегу. Мать облизывает его. Через час он делает первые шаги, нам повезло, это чудо. Мама отгоняет годовалых оленей, они пытаются ударить новорожденного, так как хотят заполучить молоко. За два дня отела уже появилось 20 оленят, приятно смотреть на радостного Сергея и пастухов – здоровая жизнеутверждающая картина! Возвращаемся к палатке. Для нас уже сварили свежую оленину. Вкусное мясо, похожее на нежную телятину. Едим мясо, пьем бульон. Пастухи однозначными жестами намекают на «огненную воду». Мы то с собой, конечно, взяли, но Сергей против, мотивируя тем, что у них потом «едет крыша» независимо от количества принятого, и они готовы сорваться и ехать пол дня на снегоходах в поселок за добавкой. Тем не менее, один пузырек Сергей разрешает оставить. После обеда возвращаемся в Анавгай. В поселок прибыли к 5 вечера. Нас уже ждал Игорь на УАЗике. Мы с ним договорились нас забрать еще вчера, он решил выехать сразу в ночь, чтобы день поспать. Выезжаем в ночь на Петропавловск. Дорога ужасная, пурга, но Игорь молодец – железный парень. В 4:30 утра мы в Петропавловске.

 

21 апреля

 

Немного отоспавшись, часть группы едет за вещами, которые мы оставили у хозяина агентства, в его гараже, остальные выдвигаются на базар за рыбой и икрой, которую мы заказали заранее (икры взяли по одному кг по 1000 руб. за кг, и рыбы по 4-5 кг по 350 руб. за кг). Днем Петрович дозванивается Владимиру Ивановичу, тому самому нашему спасителю, просит его подъехать завтра в аэропорт, Петрович хочет подарить ему серию своих фильмов, чтобы хоть как-то отблагодарить его за помощь. Во время разговора Владимир Иванович осторожно интересуется, не работал ли Петрович в Киеве в КПИ. Услышав положительный ответ, он сразу заявляет, что его жена хорошо знает Петровича. К телефону подходит жена Ивановича, и по выражению лица Петровича мы понимаем, что это та самая подруга Петровича, которую он все время пытался найти на Камчатке во время нашего пребывания здесь. Она - киевлянка, долгие годы работала с Петровичем, потом вышла замуж и уехала на Камчатку. И вот дивное стечение обстоятельств: человек, номер телефона которого мы узнали через «двадцать пятые» руки, можно сказать по чистой случайности, человек, который так славно помог нам в нашем путешествии, даже не зная, кто мы, оказывается мужем хорошей знакомой Петровича.

Днем посещаем краеведческий музей. Сегодня он закрыт, но за дополнительную плату нас пускают и организовывают экскурсию.

 

22 апреля

 

В аэропорт нас подвозит тот же микроавтобус, который встречал нас с Таней из агентства. Мы доплачиваем Тане 3000 руб. с группы за посещение заповедников.

Утром встречаемся в аэропорту с Владимиром Ивановичем. Очень приятный мужик. Мы долго переупаковываем рюкзаки, дабы добиться желаемого результата – 20 кг один рюкзак, остальное - утаить в ручной поклаже. Перевешиваем рюкзаки, вроде бы все нормально. Однако на регистрации нам насчитывают перевес в 11 кг на всю группу – это порядка 88 евро. Безусловно, брать плату в валюте диспетчер отказывается. У нас рублей нет. И снова нас выручает Владимир Иванович, который все это время стоял за ограждением, чтобы дождаться нашей успешной регистрации. Он дает нам необходимую сумму рублей. Снова спас нас. Вылетаем в 12:15 дня. Должны были вылететь в 12:00, но губернатор Камчатки, который волею случая летел на том же самолете, опаздывал.

 

В Москве мы в 12:00 того же дня. Полет составлял 00 часов 00 минут J

В Киеве мы приземляемся в 16:00 Ураааааааааааааааааа!!!!!!!!!!!!!!!!

Как я ждал этого момента, на радостях, сойдя с трапа, несколько секунд прыгаю по родному асфальту!!!!!!!!!!!!!!

Мы дома – целы и невредимы!

 

 

Tags: Камчатка. Снегоступы. Зимний поход.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments